Грожан призывает исследовать свой мозг после ужасной катастрофы

Роман Грожан хочет, чтобы Формула-1 провела исследование, которое поможет большему количеству пилотов оставаться в сознании после инцидентов на высокой скорости, как в случае его страшной аварии в Бахрейне.

Последним моментом француза в гонках Формулы-1 стала авария на скорости под 200 км/ч, в которой его машина Haas задела AlphaTauri Даниила Квята, пробила барьер, раскололась на две части и взорвалась огненным шаром. К счастью, Грожан смог выбраться из горящих обломков менее чем за полминуты и перебраться через барьер в безопасное место. Роман избежал серьезных травм, за исключением ожогов рук и растяжения лодыжки. Четыре дня спустя он вернулся в паддок, чтобы поприветствовать маршалов и медицинских работников, которые помогли ему спастись, но его пятилетнее время в Haas закончилось тем, что 34-летнему пилоту пришлось пропустить последние две гонки сезона из-за ожогов.

Наряду с устройством Halo, которое защищало его голову в момент удара, Грожана спасло то, что он все время оставался в сознании и смог использовать свои ноги, чтобы помочь себе выбраться. Теперь он стремится улучшить понимание автоспорта в том, как мозг реагирует на такие происшествия.

Роман Грожан: «Я думаю, что мы многому научимся из инцидента, и в моем случае повезло, что я жив, я могу говорить и все помню.

Я не уверен, что это хорошо для меня, но я все помню и считаю, что некоторые серые зоны безопасности в автоспорте уже изучены, и я вижу больше понимания в этом вопросе.

Следующий большой шаг для меня — это понять, что происходит под шлемом, с мозгом.

Физически мы увидели, что я вышел из машины целым. Да, у меня небольшой ожог на руках, и мы можем повысить безопасность перчаток, но также важно и то, что происходит в мозгу пилота.

При ударе с перегрузкой в 60g вы должны потерять сознание на несколько секунд, вы не должны оставаться в сознании, как я. Это спасло мне жизнь. Но я хотел бы понять, благодаря датчикам в мозгу там, где произошел инцидент, что мы можем сделать лучше со шлемом, подголовником, безопасностью и всем, что может помочь пилоту даже при сильном ударе оставаться в сознании, чтобы он мог делать свою работу.

Я думаю, что без Halo — и это не большая новость, что я был полностью против Halo, когда система появилась в Формуле-1 — меня бы здесь не было. Я думаю, что это была одна из самых серьезных мер безопасности, введенных за последние несколько лет.

Также комбинезон в этом году был изменен регламентом, его предел огнестойкости был увеличен на 10 секунд. Правила говорят о 20 секундах, а я пробыл в огне 28 секунд и отделался легкими ожогами на правой руке и немного более серьезными, но ничего плохого, на левой руке.

Если бы шасси было сломано, то были бы сломаны и мои ноги, и я не смог бы встать и выйти».

Грожан призывает исследовать свой мозг после ужасной катастрофы

Источник




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *